Добавляйте интересные книги в свою библиотеку PocketBook.
книга Вонгозеро. Эпидемия
34

Вонгозеро. Эпидемия

  • Сейчас читают 1
  • Отложили 31
  • Прочитали 42
  • Не дочитали 0
Автор:
Специальное издание бестселлера в кинообложке к премьере сериала. В конце 2019 года на платформе ТНТ-Premier выходит киносериал "Эпидемия" - экранизация бестселлера Яны Вагнер "Вонгозеро". В главных ролях: Кирилл Кяро ("Измены"), Виктория Исакова ("Пьяная фирма", "Ученик"),...Ещё
Специальное издание бестселлера в кинообложке к премьере сериала. В конце 2019 года на платформе ТНТ-Premier выходит киносериал "Эпидемия" - экранизация бестселлера Яны Вагнер "Вонгозеро". В главных ролях: Кирилл Кяро ("Измены"), Виктория Исакова ("Пьяная фирма", "Ученик"), Марьяна Спивак ("Нелюбовь"), Александр Робак ("Домашний арест", "Мертвое озеро"), Анна Михалкова ("Обычная женщина"), Александр Яценко ("Год культуры", "Чернобыль. Зона отчуждения", "Аритмия"). "Эпидемия" - первый российский киносериал, вошедший в шорт-лист Каннского фестиваля CANNESERIES, и первый в истории российского кино проект цифровой платформы, ставший финалистом кинофестиваля класса "А" ММКФ. Также "Эпидемия" удостоена специального приза жюри Фестиваля экранизаций "Читка" - за высочайшие достижения в жанровом кинематографе. "Вонгозеро" - роман-катастрофа, антиутопия, роуд-стори, постмодернистский триллер. Вошел в лонг-листы премий "НОС" и "Национальный бестселлер", был переведен на 11 языков и стал финалистом премий Prix Bob Morane и журнала Elle. В конце 2019 года на платформе ТНТ-Premier выходит его экранизация - киносериал "Эпидемия". "Город закрыли вдруг, ночью. Я точно помню, тревоги еще не было. Невозможно было представить себе, что карантин не закончится за несколько недель. По телевизору в эти дни говорили "временная мера", "ситуация под контролем", "в городе достаточно лекарств, поставки продовольствия организованы". Это было по-своему даже приятно - внеурочный отпуск; наша связь с городом была не прервана, а просто ограничена. Идея пробраться туда казалась несрочной… Все случилось так быстро. Мы ужаснулись тому, какими были беспечными. Четыреста тысяч заболевших!" Так начиналась эпидемия. Цитата из книги: - Вы не понимаете! - закричал вдруг доктор. - Не понимаете! Так нельзя. Я врач. Я должен облегчать страдания, а вместо этого... все как-то страшно вывернулось, все неправильно. Он замолчал, прожигая глазами Сережин затылок. Мелькнула перечеркнутая табличка "Медвежьегорск", потом синий указатель "Санкт-Петербург - Юстозеро - Мурманск". - А, вы все равно не поймете, - горько произнес доктор. - Ну почему же - не пойму, - сказал Сережа. - Я вчера убил человека.
  • 16+
  • 2019
  • 9785171214289

Материалы

Отзывы

Раз в месяц дарим подарки самому активному читателю.
Оставляйте больше отзывов, и мы наградим вас!
Alina Ermishina Alina Ermishina

7 июля 2020 г.

В целом, книга понравилась. В наших карантиновых реалиях, начало книги пробрало до глубины...Ещё
В целом, книга понравилась. В наших карантиновых реалиях, начало книги пробрало до глубины души. Но само путешествие героев, на мой взгляд, описано как то скупо. Хотелось бы видеть больше препятствий, больше испытаний и больше философских мыслей людей, которые в любой момент могут погибнуть. Иногда везение героев в дороге было ну слишком сказочным... Но это не испортило общего положительного впечатления о книге)
Юлия Шаманаева Юлия Шаманаева

9 августа 2015 г.

Тема конца света. Не выдуманная, не далекая (от зомби и пришельцев), а вполне реальная,...Ещё
Тема конца света. Не выдуманная, не далекая (от зомби и пришельцев), а вполне реальная, возможная. Простая эпидемия и такая же как простая, такая же страшная. И легко себе можно это представить. Переполненные больницы, отсутствие коммуникаций, животный страх застывающий в жилах. Такая реальная дорога к спасению с обычными встречными городами, деревушками и людьми, окрашенная в безликость навсегда опустевших окон и бездушных тел. Дорога сталкивающая с людьми (хорошими и не очень), испытывающая, вынуждающая на действия, окрашенные знаменем спасения, а не нормами морали и человечности. Неизвестность, усталость и надежда, на то что в конце пути будет то что поможет оправиться от этого кошмара, спастись и жить счастливо. Но существует ли это место? Как в нем выжить? В практически первобытных условиях, с детьми, умея лишь зарабатывать деньги, головами, наполненными знаниями о ненужных вещах, и ничего не понимая в выживании. Проникновенно, интересно, просто и сложно одновременно.
Сергей Терещенко Сергей Терещенко

1 ноября 2014 г.

Книга отличная! "Несерьезная" тема о конце света из-за эпидемии рассказана очень взрослым...Ещё
Книга отличная! "Несерьезная" тема о конце света из-за эпидемии рассказана очень взрослым языком, с кучей психологических деталей и переживаний, благодаря которым глубоко погружаешься в происходящее... Прочел за пару дней, взахлеб. Шикарно.

Цитаты

Чтобы добавить цитату, вы должны .
Анонимный пользователь Анонимный пользователь

1 октября 2020 г.

Господи, какие же гадкие вещи лезут в голову, хорошо, что никто не слышит моих мыслей.

Анонимный пользователь Анонимный пользователь

1 октября 2020 г.

Так странно, я никогда этого не умела - держать паузу, не просить ни о чем, спокойно ждать, пока остальные сами предложат помощь, и ведь всегда находятся эти остальные, которые уговаривают, спорят и доказывают, и благодарны за то, что помощь их оказалась принята, и ведь этому невозможно научиться, у меня ни за что не получилось бы, подумала я, ни за что.

Анонимный пользователь Анонимный пользователь

1 октября 2020 г.

Когда мы наконец научимся думать по-новому, вот что меня интересно.

Аня Троицкая Аня Троицкая

14 июня 2016 г.

Ничего в этой жизни еще не доставалось мне бесплатно...

Ничего в этой жизни еще не доставалось мне бесплатно — ни одной удачи, ни единой победы, трехмесячный Мишка в машине «Скорой помощи», хмурый доктор с запахом перегара — «молитесь, мамочка, чтобы довезли», и я молюсь, забери все, что хочешь, все, что угодно, только пусть он останется со мной, и когда через полгода у меня забирают Мишкиного отца, забирают совсем, бесследно, словно его и не было никогда, я не ропщу, я почти не удивляюсь, потому что сама назначила цену, не торгуясь; а потом безжалостный мамин диагноз, и я прошу снова — ну пожалуйста, не надо, забери, забери что-нибудь другое, и спохватываюсь, потому что знаю теперь курс этого кровожадного обмена, только не Мишку, говорю я, что угодно, только не Мишку, и получаю двенадцать долгих лет, пустых, одиноких, зато мама живет; я плачу за все высокую цену — обязательно, иначе не получается, и когда наконец появляется Сережа — вдруг, из ниоткуда, я уже готова заплатить, и плачу, и цена эта опять высока. И поэтому теперь, сквозь бессмысленное Маринино бормотание, я могу думать только о том, что мы купили себе пропуск на то, чтобы успеть убежать — мама, с которой я не попрощалась, Ирина мертвая сестра, Наташины родители, только этого оказалось недостаточно, чтобы выкупить нас, этого не хватит, чтобы нас защитить, уже не хватило — и если не Леня, если не я, если не папа — кто тогда? Кто из нас?

Где купить