Добавляйте интересные книги в свою библиотеку PocketBook.

Татьяна Догилева: Книжные советы эмоционального читателя

04 октября 2015

Татьяна Догилева

Актриса

Книголюбы делятся на тех, кто читает разумом и сердцем. Актриса Татьяна Догилева – из последних. Про знаковые книги своей жизни она говорит настолько эмоционально, что не заразиться этим восхищением просто невозможно. О книгах, которые потрясли её в самые разные периоды жизни, Догилева рассказала на встрече «Литература про меня» лектория «Прямая речь».

1

книга Честное слово Дал честное слово – держи
0

Честное слово

0
  • 0
  • 1
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0

Перечень книг, которыми я зачитывалсь в детстве, достаточно стандартен. Как и все, я читала Носова и его «Незнайку». Но больше всего на меня действовали многочисленные патриотические рассказы, которых в моём детстве было очень много. Помню, как меня потряс рассказ «Честное слово» Алексея Пантелеева, где главный герой дал честное слово стоять в карауле, а его товарищи по игре про это забыли. Мне это было понятно: если дал честное слово, надо стоять. И как я была потрясена, когда мне один мальчик в школе тоже дал «честное ленинское», а потом обманул. Для меня тогда весь мир рухнул!

2

книга Одиссея капитана Блада Ямайка, пираты, любовь
69

Одиссея капитана Блада

69
  • 1
  • 19
  • 116
  • 0
  • 2
  • 1

Вторая категория книг, которые производили неизгладимое впечатление в детстве и юности, – это, конечно, книги про любовь. Помню, какие сильные эмоции вызывала «Одиссея капитана Блада» Рафаэля Сабатини. Это же невозможно прекрасное всё: Ямайка, пираты, Арабелла, любовь.

3

книга Ромео и Джульетта Плакала, когда они умерли
145

Ромео и Джульетта

145
  • 6
  • 89
  • 640
  • 0
  • 1
  • 7

Можете считать, что это слишком тривиально, но лучше всех про любовь писал Уильям Шекспир. Мы читали «Ромео и Джульетту», а затем смотрели её – знаменитый итальянский фильм Франко Дзеффирелли. В 14 лет он меня просто оглушил, я так ревела, когда герои умирали. И хотя в СССР не было иностранной прессы, я умудрялась собирать фотографии исполнителей главных ролей, Леонарда Уайтинга и Оливии Хасси.

4

книга Осень патриарха Головокружение и землетрясение
20

Осень патриарха

20
  • 2
  • 21
  • 40
  • 0
  • 0
  • 8

Когда в моей жизни появился Габриэль Гарсиа Маркес, это было землетрясение и головокружение, абсолютно новый строй и новый язык. И он, конечно, оглушил. Чтение «Ста лет одиночества» и «Осени патриарха» – это когда тебя выписанные автором образы прибивают к земле.

5

книга Город Прекрасная тяжёлая проза
1

Город

1
  • 1
  • 0
  • 1
  • 0
  • 0
  • 0

В моей жизни бывают периоды, когда я запоем читаю Уильяма Фолкнера или Курта Воннегута. Очень люблю «Город» Фолкнера, это прекрасная тяжёлая проза. Только он может сказать что-то вроде «её лицо не было ни печальным, ни грустным, на нём просто лежала печать проклятья». И всё. И добавить нечего. Просто потрясающе.

6

книга Анна Керн Необычная судьба музы Пушкина
0

Анна Керн

0
  • 0
  • 1
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0

Я люблю читать мемуары и воспоминания, я свято им верю. Как-то мне попалась биография Анны Керн. Оказывается, её жизнь была просто ужасающей. Муза Пушкина вышла вторым браком замуж за гусара, который был вынужден уйти из полка. Она прошла через унижения и осуждение общества, а кончили они в жуткой нищете. И я очень хорошо запомнила фразу Керн: «Только бедняки умеют так радоваться природе. Богатым это чувство недоступно».

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, вы должны .